Комментарий ARRC: Результаты парламентских выборов в Корее осложнили работу президенту Юн Сок Ёлю

Комментарий ARRC: Результаты парламентских выборов в Корее осложнили работу президенту Юн Сок Ёлю

 

     10 апреля 2024 г. в Республике Корея прошли всеобщие выборы депутатов Национального собрания 22-го созыва, по результатам которых уверенную победу одержала ведущая оппозиционная партия страны «Тобуро», сумевшая сохранить большинство мест в парламенте. Несмотря на фигурирующие в различных публикациях по данной теме такие эпитеты в отношении правящих сил как «разгром», «сокрушительное поражение», «катастрофа» и пр., ситуация в парламенте, в целом, не претерпела кардинальных изменений, поскольку демократы не сумели решить своей стратегической задачи – добиться двух третей мест, что дало бы им в руки мощные рычаги воздействия на находящихся у власти консерваторов. С другой стороны, исход избирательной кампании оказался явно не по душе «Силе народа» и администрации Юн Сок Ёля. Более того, при стечении ряда обстоятельств жизнь президента в оставшиеся ему на посту три года может стать весьма нелёгкой.

Результаты выборов в цифрах

     В ходе состоявшихся всеобщих выборов избирались 300 депутатов Национального собрания – парламента Южной Кореи (254 места по избирательным округам и 46 мест по пропорциональной системе). С учётом особенностей избирательного законодательства ведущие партии страны «Тобуро» и «Сила народа» создали новые политические структуры, т.н. «спутниковые партии» («Демократический альянс» и «Будущее народа»), в интересах увеличения уровня своей представительности в составе парламента.

     Полную картину исхода избирательной кампании можно представить в цифрах следующим образом:

- Демократическая партия «Тобуро» и её «сателлит» «Демократический альянс» получили 175 мест (161 по избирательным округам и 14 по пропорциональному представительству);

- консервативной «Силе народа» и её «сателлиту» «Будущее народа» досталось 108 мандатов (90 и 18);

- прогрессивному блоку «Партия обновления Родины» - 12 мест (все по пропорциональному принципу);

- «Партия новых реформ» (Ли Чжун Сок) - 3 мандата (1 и 2);

- «Партия новое будущее» (Ли Нак Ён) - 1 место (по избирательному округу);

- «Прогрессивная партия» - 1 место (по округу).

- представители «Партии зелёной справедливости» и независимые кандидаты не сумели пройти в парламент.

     Явка составила рекордные для парламентских выборов 67%.

Причины подобного исхода

     В действительности выборы стали не столько соперничеством между правящей партией «Сила народа» и оппозиционной «Тобуро», сколько прямым противостоянием администрации президента (АП) и демократических сил. С момента назначения Хан Дон Хуна, бывшего министра юстиции и ближайшего соратника главы государства Юн Сок Ёля, председателем Чрезвычайного политической комитета «Силы народа» началась синхронизация действий партии власти и АП. Особенности руководства страной, практика принятия решений, скандалы вокруг кадровой политики и обвинения в адрес «первой леди» РК Ким Гон Хи регулярно становились политической проблемой и «Сила народа» (несмотря на отдельные, вероятно, политическим мотивированные выпады со стороны Хан Дон Хуна), как правило, регулярно отстаивала и защищала позицию президента. В условиях вертикальных отношений между правительством и партией власти разочарование граждан в управлении государством и подозрения вокруг семьи президента напрямую повлияли на результат выборов и привели к поражению правящих сил.

     Кроме того, реакция общественности на действия правоохранительных органов, начиная с момента прихода к власти экс-генерального прокурора Юн Сок Ёля, была негативной. Основные сторонники «Тобуро», люди в возрасте 40–50 лет, которые лично знакомы с движением за демократизацию 1980-х гг., остро отреагировали на использование президентом силового блока для подавления оппозиции. Будучи генпрокурором и кандидатом в президенты Юн Сок Ёль активно проводил расследования в отношении чиновников правительства и правящей в то время партии, выдвигая справедливость как ключевую ценность. Однако после вступления в должность президента стала проявляться его склонность к применению практики «двойных стандартов», что значительно усилило разочарование среди граждан и способствовало победе оппозиции на парламентских выборах.

     Среди прочих факторов, сказавшихся на итоговом результате, можно выделить ряд политических и дипломатических скандалов после вступления Юна в должность, чрезмерное использование им права вето, нестабильная экономическая ситуация, сокращение бюджета на научные исследования и крупную забастовку врачей против планов проведения медицинской реформы.

     Стратегия «Силы народа» и Хан Дон Хуна во время избирательной кампании была сосредоточена скорее на консолидации консервативных политических сил, а не на расширении уровня поддержки со стороны людей, придерживающихся центристских взглядов, что также сыграло значимую роль. «Тобуро» же активно и весьма эффективно использовала низкий уровень популярности Юн Сок Ёля у населения, разыграв карту скандалов и инцидентов, связанных с главой государства.

     Тем не менее, партия власти сумела сохранить в Национальном собрании «линию защиты», удержав 100 мест. Высокая явка во время досрочного голосования (свыше 31%) и поддержка политического движения бывшего министра юстиции Чо Гука вполне позволяли оппозиционным силам рассчитывать на получение более 200 мест в парламенте. Однако соответствующие ожидания сыграли против них - сказались соображения избирателей, стремящихся к балансу власти. Дело в том, что чрезмерное количество мандатов в Национальном собрании, полученное левыми, могло спровоцировать возникновение политического хаоса, что, в свою очередь, и отразилось в том, что часть нейтральных избирателей, не поддерживающих ни демократов, ни консерваторов, проголосовала за «Силу народа», стремясь к балансу между двумя оппонентами.

Реакция правящих сил 

     Уже на следующий день после выборов, 11 апреля председатель Чрезвычайного политического комитета «Силы народа» Хан Дон Хун провёл специальную пресс-конференцию, на которой взял на себя всю ответственность за болезненное поражение и объявил об уходе с поста, пробыв в должности фактического руководителя правящей партии 107 дней.

     В тот же день премьер-министр РК Хан Док Су в ходе состоявшегося заседания кабинета министров заявил, что «правительство смиренно принимает волеизъявление народа и будет работать ещё усерднее над проведением ориентированных в будущее реформ и восстановлением экономики», чтобы оправдать ожидания людей. Он, а также ряд высокопоставленных сотрудников администрации президента, включая её руководителя Ли Гван Соба, подали в отставку.

     16 числа президент Южной Кореи Юн Сок Ёль выступил на заседании кабмина с заявлением, посвящённым итогам парламентских выборов, завершившихся поражением правящей партии «Сила народа». В своей речи глава государства сообщил, что смиренно принимает результат изъявления воли и желания народа, а также пообещал более внимательно прислушиваться к мнению людей и занять «скромную и гибкую позицию». Юн Сок Ёль отметил, что в течение двух лет нахождения в должности он был сосредоточен на интересах нации, но так и не смог оправдать ожиданий общественности. В частности, он признал недостаточную эффективность политики, нацеленной на улучшение условий жизни населения. В то же время, президент подтвердил свою приверженность проведению крупных реформ в области трудовых отношений, образования, пенсионной системы и здравоохранения, заявив о готовности плотно сотрудничать по этим направлениям с Национальным собранием.

Прогноз развития внутриполитической ситуации: спикер от «Тобуро»

     Поскольку «Тобуро» получила большинство мест в парламенте, то высока вероятность избрания первой в истории Р. Корея женщины-спикера Национального собрания. Борьба за эту должность разворачивается между главой секретариата партии Чо Чон Сиком и экс-министром юстиции Чху Ми Э. Оба относятся к фракции, поддерживающей лидера демократов Ли Чжэ Мёна. Позиции первого внутри партии существенно укрепились во время исполнения им ключевых функций в избирательном штабе Ли во время выборов губернатора провинции Кёнги и последней президентской избирательной кампании. Кроме того, он курировал выдвижение кандидатур на прошедших парламентских выборах. Вторая была избрана лидером демократов в 2016 году, возглавляла процедуру импичмента президенту Пак Кын Хе и внесла значимый вклад в избрание Мун Чжэ Ина президентом страны. Кроме того, она активно продвигала идею реформы прокуратуры, из-за чего вступила в конфликт с Юн Сок Ёлем в его бытность генеральным прокурором. Высока вероятность того, что они разделят полномочия спикера на первую и вторую половину срока нового состава парламента.

     С одной стороны, позиции Чху Ми Э кажутся сильнее, если учесть тот факт, предыдущего спикера Национального собрания 21-го созыва Ким Джин Пё, часто подвергали критике за чрезмерное стремление к нейтральности между властью и оппозицией. В этом отношении ранее она заявляла, «спикер парламента не должен занимать нейтральную позицию», и выразила намерение в случае своего избрания спикером в сотрудничестве с другими представителями оппозиции усилить давление на правительство и правящую партию. Ожидается, что если Чху Ми Э станет спикером, то законодательные инициативы, связанные с назначением спецпрокуроров для расследования подозрений в отношении администрации президента и супруги Юна Ким Гон Хи, получат новый стимул и будут вновь поставлены на рассмотрение.

     С другой, на фоне острого противостояния между демократами и консерваторами во время Национального собрания 21-го созыва сформировалось общественное мнение о необходимости избрания «рабочего спикера», который сумеет организовать взаимодействие ведущих политических сил Южной Кореи в парламенте. Однако, шансы на это представляются невысокими. Тем не менее, с этих позиций в числе потенциальных претендентов можно выделить Ким Тхэ Нёна, Ан Гю Бека, У Вон Сика, Юн Хо Чжуна, Чон Сон Хо, но их, за исключением разве последнего, можно отнести скорее к группировке сторонников бывшего президента Мун Чжэ Ина. Также фигурируют кандидатуры бывшего директора Национальной разведывательной службы Пак Чи Вона и экс-министра объединения Чон Дон Ёна.

Прогноз развития внутриполитической ситуации: кризис руководства внутри «Силы народа»

     Ключевым для консерваторов моментом становится определение фигуры, которая возглавит правящую партию после горького поражения и ухода Хан Дон Хуна на волне недовольства части её членов президентом Юн Сок Ёлем и его администрацией. Среди прочих выделяются такие авторитетные личности как На Гён Вон и Ан Чхоль Су. Вместе с тем, первая год назад уже вступала в конфликт с главой государства – претендовала на пост председателя, но была оттеснена фракцией, поддерживающей Юна. Второй же уже успел заявить о поддержке предложений о проведении расследования подозрений, связанных с членами семьи президента и его администрацией. Таким образом, в случае, если кто-то из них встанет у руля «Силы народа», это существенно усилит давление на президента, которое в перспективе гипотетически может вылиться в требования к его выходу из состава членов партии.

     В текущей ситуации стратегически важным аспектом в формировании руководства «Силы народа» видится вопрос улучшения и укрепления вертикальных отношений между правящей партией и правительством. Избрание нового лидера консерваторов является для обеих сторон чрезвычайно значимым моментом, по которому довольно сложно сейчас достичь компромисс в виду ограниченности пространства для манёвров. Дело в том, что после проигранных (в значительной мере из-за этого) выборов правящей партии политически крайне сложно продолжать выступать в защиту и оправдание подозрений, связанных с Юн Сок Ёлем, поскольку их итог продемонстрировал недовольство населения результатами его почти двухлетнего правления (после выборов политический рейтинг Юна упал до минимума в 23%).

     С другой стороны, несмотря на это, администрация президента вполне может попытаться укрепить своё влияние внутри «Силы народа», чтобы избежать ответственности за исход парламентских выборов. В противном случае возникает угроза того, что правящая партия может отвернутся от правительства и перестанет оказывать администрации Юна поддержку по актуальным вопросам – тогда президента это может и вовсе превратиться на оставшийся срок в «хромую утку». Вероятно, этот фактор осложнит формирование руководства «Силы народа» из-за преобладания сторонников Юн Сок Ёля среди тех консерваторов, кому удалось пройти в парламент на выборах.

Перспективы развития значимых политических тем

     После победы на выборах «Тобуро» вместе с другими представителями оппозиционного блока уже предрекли «эру специальных следствий» во время полномочий Национального собрания 22-го созыва. Это прямо указывает на то, что они намерены продолжить продвижение инициатив, предусматривающих проведение специальных расследований коррупционных и иных политических скандалов, связанных с чиновниками действующей администрации и супругой Юна Ким Гон Хи, которые до этого не прошли из-за вето президентского вето. Возможность их увязки с темой импичмента Юн Сок Ёлю делает это направление чрезвычайно важным для усиления давления на власть со стороны оппозиции, особенно, в контексте разногласий и роста недовольства действиями и политикой главы государства внутри «Силы народа». В последующем (при условии усиления соответствующих тенденций) это может привести к тому, что отдельная часть депутатов от правящих сил согласиться «сдать» президента в процессе голосования по импичменту - благо большого количества таких парламентариев не требуется, поскольку в случае создания коалиции у оппозиции уже набирается порядка 190 голосов.

     Вместе с тем, на текущий момент вероятность объявления импичмента президенту Юн Сок Ёлю оценивается как невысокая. Прогрессивно-демократические силы не сумели получить необходимое для этого количество мест в парламенте – свыше 200. Следовательно, для такой постановки вопроса необходимы голоса определённого количества депутатов из правящей партии, а для этого должны сложиться соответствующие условия в «Силе народа». Кроме того, для вынесения импичмента требуются доказательства серьёзных преступлений со стороны президента. С учётом изложенного, оппозиция, вероятно, сосредоточится на расследовании дела, связанного с давлением со стороны администрации президента на расследование случая гибели морского пехотинца во время проведения поисково-спасательной операции при ликвидации последствий наводнения, чтобы выявить факты серьёзных злоупотреблений полномочиями главой государства и АП. В то же время, поскольку процедура импичмента сложна и политически рискованна для оппозиции, последняя может стремиться к тому, чтобы через давление посредством расследований (в т.ч. в отношении «первой леди») заставить Юн Сок Ёля добровольно уйти в отставку. Однако, с учётом особенностей его личности добиться этого будет проблематично.

     Что же касается судебных процессов в отношении лидера «Тобуро» Ли Чжэ Мёна и крупных политических фигур из лагеря демократов (Сон Ён Гиль, Чо Гук), то результаты голосования показали, что они практически не повлияли на исход парламентских выборов. Дела всех трёх политиков объединяет то, что расследования по ним уже практически завершены и ожидается вынесение решения суда – довольно продолжительный процесс. В результате, вопреки намерениям правящей партии позиционировать прошедшие выборы как «народный суд» над этими ним, прогрессивные силы, наоборот, теснее консолидировались вокруг них. Их сторонники рассматривают обвинения против Ли, Сона и Чо в качестве политического давления со стороны властей, АП, «Силы народа» и прокуратуры, и будут придерживаться такого мнения до тех пор, пока не будет вынесено окончательное судебное решение, что займёт значительное время. Кроме того, с победой «Тобуро» на выборах бремя предоставления дополнительных и убедительных для обвинительного заключения суда доказательств существенно возросло. В противном случае вопрос будет рассматриваться общественностью как «политически мотивированное и необоснованное подавление оппозиции», что чревато для администрации Юн Сок Ёля серьёзными политическими последствиями.

     Исход избирательной кампании в Национальное собрание вынудил правящий политический лагерь пойти на определённые уступки. Так, 19 апреля президент по своей инициативе провёл краткие телефонные переговоры с председателем Демократической партии «Тобуро» Ли Чжэ Мёном, в ходе которых пригласил его на личное общение для обсуждения дальнейших государственных дел. Ли, в свою очередь, приветствовал предложение Юна, выразив готовность со своей стороны оказать главе государства помощь. Ожидается, что встреча Юн Сок Ёля и Ли Чжэ Мёна состоится в администрации президента в Ёнсане, а её конкретная дата будет объявлена позже. В данном контексте отметим, что данная встреча станет первой с момента вступления Юна в должность президента - ранее глава государства всячески отказывался от прямого личного общения с лидером оппозиции «с глазу на глаз», несмотря на поступавшие со стороны Ли предложения.

     Есть подвижки и в отношении «главной головной боли» АП и правительства – протеста врачей против увеличения на 2000 человек квот на обучение в медицинских университетах, что является одним из элементов плана проведения медицинской реформы. 19 апреля премьер-министр РК Хан Док Су, выступая перед журналистами после заседания Центрального штаба по безопасности и противодействию стихийным бедствиям, заявил о принятии решения разрешить 32 медицинским университетам, на которые распространяется увеличение квот, сократить набор студентов на 2025 год в пределах 50-100% от установленного правительством уровня (ранее с таким предложением выступило руководство некоторых вузов). Таким образом, власти фактически отказались от своих первоначальных планов увеличить в следующем году на 2000 мест квоту на обучение в медуниверситетах, объявив о «льготном периоде», и пошли на встречу протестующим врачам на фоне кризиса в системе здравоохранения, который продолжается уже два месяца. Кроме того, заявлено об открытости правительства к конструктивному диалогу и готовности внести по согласованию с медицинским сообществом дополнительные корректировки (в т.ч. на 2026 год), однако принятие таких требований со стороны врачей как «полный пересмотр» или «отсрочка увеличения квот на один год» названо проблематичным.

     Судя по всему, власти рассчитывают, что такие шаги послужат стимулом для возвращения ординаторов и интернов на свои рабочие места, а студентов-медиков к учёбе. Однако, Корейская Ассоциация медицинских университетов (KAMC) объявила о том, что её члены продолжат отказываться от занятий и брать отпуска, требуя полной отмены плана властей увеличить квоты, пересмотра «с нуля» политики и механизма их определения, а также отказа от «пакетного подхода» к медицинской реформе (увеличение численности медперсонала, укрепление медицины на местах, система защиты от несчастных случаев, справедливая компенсация).

Влияние результатов выборов на внешнюю политику

     Ожидается, что уверенная победа оппозиционного блока на выборах в Национальное собрание приведёт к сокращению влияния президента и правящей «Сила народа» на внутреннюю политику страны (в частности, урежет законодательные полномочия). В этой связи предполагается, что в оставшийся Юн Сок Ёлю срок президентства он сосредоточится на проведении внешнеполитического курса, возможности воздействия на который у парламента крайне ограничены. В результате, в последующем не следует ожидать существенных изменений в подходах Сеула на данном направлении – главный принцип согласования и координации позиций с Вашингтонам по ключевым вопросам глобальной повестки не исчезнет и получит своё дальнейшее развитие. Это касается, прежде всего, северокорейской проблематики, укрепления трёхстороннего альянса США-РК-Япония, более активное вовлечение Южной Кореи в формирование блокового противостояния «свободных демократических стран» и «авторитарных сил», переформатирование стратегически значимых цепочек поставок сырья и ресурсов, технологий и продукции, ситуации на Украине и мер экспортного контроля, обстановки вокруг Тайваня и др. Посредством этого прогнозируется последовательное расширение статуса, роли и значимости РК на международной арене в соответствии с концепцией администрации Юн Сок Ёля «глобального ключевого государства».

Заключение

     Несмотря на итоговую победу и сохранение своих позиций в парламенте оппозиция не сумела достичь своей стратегически значимой цели – получить две трети мест (т.е. свыше 200), что позволило бы изменять конституцию, преодолевать президентское вето и даже объявить импичмент президенту страны, превратив его, по-сути, в «хромую утку». Однако, этого не произошло (даже в случае создания коалиции оппозиция набирает «всего» 192 мандата), в связи с чем текущую ситуацию следует рассматривать как фактическое сохранение статус-кво, что означает продолжение противостояния консервативных администрации президента и правительства, с одной стороны, и контролируемого демократами парламента, с другой.

     Вместе с тем, исход выборов может иметь важные последствия для ситуации внутри правящего лагеря. В частности, уже сейчас среди членов «Силы народа» всё громче звучат голоса о том, что значительная доля ответственности за поражение на выборах лежит на президенте Юн Сок Ёле (скандалы вокруг первой леди Ким Гон Хи, кадровых назначений в правительстве и администрации президента, спорные политические инициативы и действия, противостояния с профсоюзами, не всегда корректные заявления главы государства пр.).

     Также следует отметить весьма существенный успех возглавляемой экс-министром юстиции Чо Гуком «Партии обновления Родины» (12 мандатов), которая с высокой долей вероятности в последующем войдёт в состав коалиции с «Тобуро», а также несостоятельность попыток бывших лидеров демократов (Ли Нак Ён, «Партия нового будущего») и консерваторов (Ли Чжун Сок, «Партия новых реформ») сформировать реальную «третью силу» на политическом горизонте Южной Кореи, способную бросить вызов двум традиционным блокам.

Автор: Павел Черкашин

Примечание:

Данная статья является отражением личных взглядов автора и может отличаться от точки зрения ARRC.

minilogo

 

  


О компании Asia Risk Research Center

Asia Risk Research Center специализируется на изучении общественно-политической и торгово-экономической ситуации в Восточной Азии, предоставлении консалтинговых услуг и аналитических исследований. География наших проектов охватывает обширный регион Восточной Азии, включая Корейский полуостров (Южная и Северная Корея), Китай, государства Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Мьянма, Таиланд), Океании (Австралия, Новая Зеландия) и другие.

Главный фокус нашей работы сосредоточен на Корейском полуострове (как южной части – Республика Корея, так и северной - КНДР), однако мы также активно занимаемся вопросами, затрагивающими взаимоотношения этих государств с другими странами.