Анализ ситуации:  Диалог QUAD меняет направленность

Анализ ситуации: Диалог QUAD меняет направленность

 

     Внешняя политика США на тихоокеанском направлении после провозглашения президентом Обамой «разворота» в 2011 году, последовательно развивается в сторону формирования максимально благоприятного для Вашингтона окружения. Главный инструмент распространения американского влияния – создание многосторонних форматов сотрудничества при одновременном укреплении двусторонних связей. Вместе с тем, явно антикитайский характер такой деятельности близок далеко не всем государствам.

Группа по интересам ради интересов США

     Подъём многосторонних инициатив в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР)pимеет значение с точки зрения роста значимости региона в мировой расстановке сил. Различные организации и неформальные группы также несут в себе ряд вызовов, в особенности если вступающие страны не имеют чётких стратегических целей и находятся в орбите более сильных или просто «плывут по течению». Такое сотрудничество постепенно может приобрести ярко выраженную политическую окраску, что пагубно отразится на связях с другими странами.

     Одним из форматов взаимодействия на современном этапе является Четырёхсторонний диалог по вопросам безопасности (QUAD), объединяющий Японию, Австралию, Индию и США. QUAD представляет собой некий консорциум единомышленников, где внутри нет чёткой иерархии, что выгодно отличает его от других форматов. Так, ранее сформированный Трёхсторонний стратегический диалог США-Япония-Австралия имеет чёткую цель укрепления позиций Вашингтона и системы двусторонних альянсов, выстроенной на принципе «ступицы и спиц» (hub and spokes). В связи с этим институт подвергается критике как открыто дискриминационный по отношению к более слабым «средним державам».

     Разрушительное цунами 2004 года в Индийском океане стало отправной точкой для сотрудничества стран региона по вопросам предупреждения и ликвидации последствий стихийных бедствий. В 2007 году японский премьер Синдзо Абэ предложил механизм QUAD, однако долгое время встречи не проводились в силу отсутствия чёткой повестки дня и согласия по ряду вопросов, например, по сдерживанию Китая. Однако постепенно участники пришли к единому пониманию относительно угрожающего характера деятельности КНР в Мировом океане, и в особенности на пространстве Индо-Тихоокеанского региона, где сконцентрирована значительная часть мирового коммерческого судоходства. В 2016 году – ещё на относительно раннем этапе роста политических амбиций и возможностей Пекина в военной сфере – Абэ предложил концепцию «Свободного и открытого ИТР». Уже в следующем году Вашингтон продемонстрировал собственную поддержку данной идеи, и QUAD стал приобретать всё большую значимость.

     Участники данной группы неоднократно заявляли о разделении ими либеральных ценностей, однако всё ещё воздерживаются от открытой декларации некой общей цели. Несмотря на значительный политический вес, данный институт всё ещё не занимает ведущей роли в деятельности США по строительству региональной архитектуры безопасности. Во многом из-за того, что пока неясно, какой именно тип безопасности может обеспечить «четырёхугольник» и от каких угроз защитить, а значит и сложно определить степень включённости института в процесс формирования регионального порядка. Вашингтон явно надеялся создать противовес Китаю на «гибкой» основе без обязывающего соглашения, но пока не смог добиться эффективной работы.

Прямая, но не общая угроза

     Консенсус относительно опасности Китая для «порядка, основанного на правилах», запустил процесс выработки конкретной повестки дня. США и договорные союзники – Япония и Австралия – фактически нацелились не только на балансирование, но и на комплексное сдерживание КНР, в том числе военными инструментами.

     Позиция Индии, тем не менее, не так однозначна. Нью-Дели неохотно обсуждает проблемы безопасности в групповом формате, поскольку вовлечённость в военно-политические аспекты фактически будет равнозначна занятию антикитайской позиции и вступлению в коалицию. Индия традиционно придерживается политики неприсоединения и с настороженностью относится к американо-китайскому стратегическому противоборству, не желая быть его стороной. Даже собственный пограничный спор с КНР индийское руководство предпочитает обсуждать и решать в индивидуальном независимом порядке. Проникновение ВМС НОАК в Индийский океан и рост политического и экономического влияния в Южной Азии, на Ближнем Востоке и востоке Африки пока не находит у Нью-Дели однозначного силового ответа, во многом из-за разноголосицы в политическом руководстве и обществе по данному аспекту.

     Нежелание Индии брать на себя какие-либо твёрдые обязательства и предоставлять Вашингтону собственные военные объекты обесценивает стратегический замысел QUAD как военно-политического инструмента по сдерживанию Китая. В совместном заявлении лидеров стран-участниц 2022 года практически не затрагивались вопросы безопасности, основное внимание было сосредоточено на справедливом распределении общественных благ, кибербезопасности, развитии инфраструктуры, решении проблем, вызванных изменением климата и опасными заболеваниями. Документ дал почву для распространения мнений о провале идеи «четвёрки» и неспособности остановить экспансию КНР.

     До сих пор нет однозначных свидетельств того, что диалог способен отреагировать на вызов, связанный с ростом возможностей Пекина по использованию морских пространств для распространения собственного влияния и защиты интересов. Тем не менее QUAD стал площадкой для многосторонних военно-морских учений, пусть даже и ненаправленных против какой-либо третьей стороны. В рамках «четвёрки» также реализуется инициатива Индо-Тихоокеанского партнёрства по осведомлённости в морской сфере (IPMDA), через которую планируется взаимодействовать в целях решения задач нетрадиционной безопасности. Партнёры смогут осуществлять мониторинг ситуации вдоль морских границ, включая нарушения правил судоходства и нелегальное использование исключительной экономической зоны. Инициатива опирается на доступные несекретные данные и методы, тем не менее, может помочь в сборе сведений о деятельности КНР в регионе.

     Участники QUAD на саммите 2023 года в Хиросиме изменили тональность дискуссий по морской тематике. В частности, консенсусом была отмечена важность международного права, прежде всего Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, для поддержания мира и стабильности в ИТР. Такая позиция, например, идёт вразрез с конкретной деятельностью КНР в Южно-Китайском море. Нью-Дели всё же отрицает вступление в проамериканскую коалицию, поскольку не предлагает никаких мер принудительного, силового или репрессивного характера по отношению к какой-либо стране.

     США все ещё надеются на то, что «четвёрка» будет развиваться по пути формирования эффективного механизма сдерживания. Однако реакция Индии на события на Украине показала отсутствие у правительства Моди приверженности декларируемым Западом идеям собственной исключительности. В Нью-Дели предпочли сохранить связи с Россией и даже нарастили объём сотрудничества, воздержавшись не только от санкций, но и от осуждения действий Москвы. Противоречивый характер QUAD в полной мере проявляется как раз в особом и пока независимом статусе Индии, которая не является договорным союзником кому-либо из трёх других членов.

     Продвижение американского видения безопасности направлено также на привлечение других партнёров из числа государств региона в целях формирования порядка, отвечающего интересам Вашингтона. Однако пример Нью-Дели как раз способствует формированию у ряда стран нейтральной позиции, не связанной с военно-политическими вопросами. В частности, такой линии поведения придерживаются члены АСЕАН и Форума островов Тихого океана. По этой причине США, Япония и Австралия активно разрабатывают другие, альтернативные формы взаимодействия по более специализированным вопросам. В частности, соглашение AUKUS направлено на содействие приобретению Канберрой многоцелевых атомных подводных лодок, а также технологические обмены между партнёрами – данная практика вполне может быть расширена в ближайшем будущем как более прагматичная замена слишком универсального QUAD.

minilogo

 

  


О компании Asia Risk Research Center

Asia Risk Research Center специализируется на изучении общественно-политической и торгово-экономической ситуации в Восточной Азии, предоставлении консалтинговых услуг и аналитических исследований. География наших проектов охватывает обширный регион Восточной Азии, включая Корейский полуостров (Южная и Северная Корея), Китай, государства Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Мьянма, Таиланд), Океании (Австралия, Новая Зеландия) и другие.

Главный фокус нашей работы сосредоточен на Корейском полуострове (как южной части – Республика Корея, так и северной - КНДР), однако мы также активно занимаемся вопросами, затрагивающими взаимоотношения этих государств с другими странами.