Комментарий ARRC: Южная Корея с оптимизмом отчиталась о продажах оружия в 2023 г.

Комментарий ARRC: Южная Корея с оптимизмом отчиталась о продажах оружия в 2023 г.

 

     На днях министерство обороны и компании военно-промышленного комплекса (ВПК) Республики Корея (РК) опубликовали данные по экспорту оружия за прошлый год. Хотя по сравнению с 2022 г. общие показатели продаж несколько снизились, но в целом корейцы оценивают результаты оптимистично: в мире растет количество покупателей корейского оружия, РК завоевывает новые ниши для продукции своего ВПК, а «цифры» снова пойдут вверх в ближайшее время – на подходе новые контракты. В Сеуле уверены, что они смогут выполнить поставленную президентом цель, войдя в число четырех ведущих продавцов оружия в мире уже в 2027 г. Вместе с тем, следует отметить и наличие сдерживающих факторов, главным из которых выступает ограниченность возможностей системы финансовой поддержки экспорта – предоставление экспортных кредитов, страхования, финансовых гарантий, управления рисками и т.д. 

Меньше денег, но больше клиентов

     Согласно статистике военного ведомства РК, по итогам 2023 г. Южная Корея поставила за рубеж продукции и услуг военного назначения на общую сумму 14 млрд. долларов или 18,6 трлн. вон, заняв 9-е место и войдя второй год подряд в десятку крупнейших мира по экспорту оружия. На долю РК в прошлом году пришлось 2,4% поставок вооружений, боевой техники и связанных с ними товаров и услуг.

     Если говорить о других странах, то на первом месте оказались предсказуемо США – 40% рынка, на втором – Россия (16%), на третьем – Франция (11%). Далее перед Южной Кореей «проскочили» также Китай (5,2%), Германия (4,2%), Италия (3,8%), Великобритания (3,2%) и Испания (2,6%).

     Эти показатели Южной Кореи в 2023 году можно оценивать по-разному, найдя основания как для радости, так и для пессимизма. С одной стороны, в 2023 г. изначально планировалось экспортировать оружия на сумму до 20 млрд. долларов. В 2022 г. показатель РК был солиднее, чем в прошлом году – 17,3 млрд. долларов. Получается, что планы не выполнили, продажи падают.

     Но можно посмотреть и иначе. 2022 г. стало особым из-за заключения и быстрых поставок в Польшу большого количества оружия в рамках первого части рамочного контракта. Есть и вторая часть рамочного контракта, которая больше первого, а потому по показателям были надежды на неё, но из-за различных причин (об этом ниже), как говорится, «не срослось». Тем не менее мегаконтракт на поставку полякам очень большого количества танков, САУ, РСЗО, самолетов и прочих видов оружия по-прежнему остается в силе, и у корейцев есть все основания, чтобы надеяться на получение запланированных дополнительных денег, которые ожидали в 2023 г., в нынешнем или 2025 г.

     С другой стороны, есть более радужные показатели. Если в 2022 г. южнокорейское оружие закупили лишь четыре страны, то в 2023 г. список клиентов расширился в три раза – до 12. Количество проданных видов вооружений также выросло в два раза – с шести до 12. Польша по-прежнему остается главным «локомотивом» экспорта южнокорейского оружия, однако ее доля в закупках снизилась с 72% в 2022 г. до 35 %. То есть у Сеула получилось серьезно расширить как географию покупателей (включив как страны Ближнего Востока, так и Европы), так и номенклатуру поставляемой продукции. Таким образом снизилась зависимость от одного покупателя и небольшого количества видов продукции ВПК, что уже в ближайшей перспективе обещает заметное увеличение и общих объемов продаж. Именно это и является основной причиной для оптимизма: может в прошлом году заработали денег меньше, чем ожидали, и меньше, чем в 2022 г., но всё это «отобьётся» уже очень скоро – по крайней мере так уверены в Южной Корее.

Причины успеха

     Другим поводом для оптимизма является резкий рост авторитета и популярности южнокорейского оружия. Безусловно, конфликт на Украине, который опустошил склады оружия ряда стран НАТО (той же Польши) и заставивший срочно искать альтернативных производителей для пополнения арсеналов, когда традиционные производители явно «не переваривали» объемы резко возросших заказов, явно сыграл на руку Южной Кореи. Как известно, рынок оружия – прибыльный, специфический и новичков туда не любят пускать. Корейские танки-САУ-самолеты-РСЗО еще долго бы пробивали себе дорогу на европейский и американский рынки и, возможно, их вряд ли бы туда пустили, но «помогли» боевые действия на Украине. Южная Корея вовремя оказалась «под рукой», сумев предложить качественное и высокотехнологичное оружие, «заточенное» под стандарты НАТО, в больших количествах и в сжатые сроки.

     Впрочем, «сваливать» успехи Кореи только на Украину было бы неверно. Начнем хотя бы с того, что у корейцев было что предложить, есть эти самые танки-САУ-РСЗО-самолеты-подлодки и т.д на продажу, имеется мощнейшая производственная база, технологии, активно ведутся в соответствующих сферах разработки, да и фактор Северной Кореи, как говорится, «обязывает быть в тонусе», а потому свой ВПК у Юга очень серьезный, склады забиты, в том числе с учетом возможного конфликта с соседом и все понимают, что расслабляться нельзя.

     Кроме того, Южная Корея, у которой имеется огромный опыт успешного продвижения своей продукции за рубежом, стала применять все уже давно освоенные алгоритмы и в этом случае. В ход пошла активная реклама, агрессивный маркетинг, участие во всевозможных оборонных выставках, конференциях, симпозиумах, «пакетные контракты», когда с поставками других корейских товаров предлагают и продукцию ВПК, и многое другое. И это приносит свой результат.

     Буквально на днях поступило сообщение, что южнокорейская компания LIG New1 заключила с правительством Саудовской Аравии контракт на поставку корейских комплексов ПРО/ПВО «Чхонгун-II». (Cheongung-II или M-SAM, также известен как «корейский Patriot») на сумму в 3,2 млрд. долларов. Hanwha Aerospace, портфель заказов которой за последние два года увеличился в шесть раз с 2,4 млрд до 15,2 млрд долларов, помимо других сделок ведёт переговоры об экспорте самоходных артиллерийских установок (САУ) К-9 в Румынию и систем РСЗО в Польшу. Korea Aerospace Industries (KAI) находится на стадии переговоров с Египтом и рядом европейских государства по поводу продажи самолётов (FA-50). Hyundai Rotem завершает соглашения на экспорт танков К-2 в Польшу. Корейцы также надеются, что они смогут получить как минимум часть заказов из Канады, где идет перевооружение подводного флота, а также расширить свое присутствие на рынке США.

Без проблем не бывает

     Конечно, несмотря на победные и радостные пресс-релизы военного ведомства и статьи в южнокорейских СМИ, которые порой склонны прихвастнуть и раздать «авансы» по части популярности «всего корейского» в мире, не обходится и без проблем.

      Как уже говорилось, рынок оружия – специфический, он инертный, в него непросто войти, нужны связи, очень большие деньги, мощная поддержка со стороны правительства и финансовых структур. Да и конкуренты не дремлют: когда дело касается денег, то разговоры про «приверженность общим ценностям демократии и свободного рынка» подчас забываются. Многие европейские и американские производители, не говоря уже о производителях ВПК из других стран, не горят желанием пускать корейцев в свою вотчину и делиться доходами. Так, по слухам, немцы и французы отнюдь не в восторге от того, что Южная Корея намерена «прибрать к рукам» польский рынок, начав предлагать свои образцы взамен танков и прочей продукции РК. Та же Германия вытеснила РК из контракта на поставку танков в Норвегию. В странах третьего мира – Юго-Восточной Азии, Латинской Америке, Индии – корейцам уже не раз пришлось уступать китайцам, россиянам, французам и другим.

     В настоящий момент под угрозой срыва или сокращения находится вторая часть рамочного контракта с Польшей. «На кону» огромная сумма  в более 20 млрд. долларов. Выяснилось, что Южная Корея попыталась проглотить слишком большой для себя кусок: возникли проблемы с обеспечением кредитов для сделки, которые должны были предоставить финансовые госструктуры РК.

     Слабость по части предоставления выгодных финансовых условий сопровождения сделок уже привела к тому, что в 2017 г. корейцы проиграли китайцам тендеры на поставки подводных лодок в Таиланд, РСЗО – в Малайзию, а в 2020 г. по той же причине «ушел» к Франции многообещающий контракт на поставки подводных лодок на Филиппины.

«С надеждой на будущее»

     Корейцы прекрасно понимают, что в успехе экспорта их военной продукции не обошлось без везения – опять же вспоминаем про «украинский фактор». Другого такого уникального шанса может в обозримом будущем и не быть, а потому Сеул намерен его использовать на полную катушку, ставя перед собой амбициозные цели. Президент РК Юн Сок Ёль официально включил ВПК в число «основных драйверов рост национальной экономики в ближайшем будущем», поставив цель, выйти по итогам 2027 г. на 4-е место в мире по экспорту оружия.

     Сейчас, казалось бы, Корея только на девятом, а до 2027 г. осталось уже не так много времени. Но, если посмотреть на цифры, то разрыв между Кореей и находящимся сейчас на 4-м месте в мире по экспорту оружия Китая составляет менее 3 процентов рынка, а с другими и того меньше, так что цель выполнима. Высока вероятность, что Южная Корея к 2027 г. сможет успешно решить свою задачу, обогнав по экспорту вооружений тот же Китай, а также Германию, Великобританию, Италию и Испанию, среди которых немало известных производителей боевой техники.

     У корейцев полно примеров, в том числе в последние годы, когда они резко вырывались в лидеры в тех сферах, где до этого многие говорили: «Корея? Да откуда?! Кто про них знает?! У них ничего нет!». Достаточно напомнить, что в начале 2000-х никто не знал про К-РОР, про корейскую косметику, мало слышали о корейском кино… Но кто сейчас не знает про фильмы «Oldboy», «Паразиты», сериал «Игра в кальмара»,  про группы BTS, Blackpink, про бренды Missha, Skinfood, JAIM и другие? Если вы лично не знаете, то спросите у своих знакомых, детей, жен, подруг… То же самое происходит и с южнокорейским оружием. Кто еще лет пять назад знал про корейские танки, САУ, комплексы ПВО, подлодки? К слову сказать, ВПК - отнюдь не единственная область экономики мира, где идет новая «корейская волна», но это уже тема для отдельного разговора.

minilogo

 

  


О компании Asia Risk Research Center

Asia Risk Research Center специализируется на изучении общественно-политической и торгово-экономической ситуации в Восточной Азии, предоставлении консалтинговых услуг и аналитических исследований. География наших проектов охватывает обширный регион Восточной Азии, включая Корейский полуостров (Южная и Северная Корея), Китай, государства Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Мьянма, Таиланд), Океании (Австралия, Новая Зеландия) и другие.

Главный фокус нашей работы сосредоточен на Корейском полуострове (как южной части – Республика Корея, так и северной - КНДР), однако мы также активно занимаемся вопросами, затрагивающими взаимоотношения этих государств с другими странами.