Комментарий ARRC:  Япония отрицает острую потребность в иностранной рабочей силе

Комментарий ARRC: Япония отрицает острую потребность в иностранной рабочей силе

 

     По предварительным итогам 2023 года Токио демонстрирует уверенный рост валового внутреннего продукта в 2,3%, что существенно превосходит прогнозы Международного валютного фонда. Вместе с тем, главный вопрос – насколько долгим будет данный подъём, и сможет ли правительство использовать дополнительные средства для решения главных социальных задач. В силу постоянного увеличения числа пожилых людей, растёт нагрузка на государственный бюджет. Количество экономически активного населения, напротив, сокращается, что ограничивает возможности развития и прогресса.

 Экономический рост чужими руками

     В октябре премьер-министр Японии Фумио Кисида выступил на внеочередной сессии парламента с обращением, посвящённым приоритетам экономического развития страны. Между тем примечательно, что политик не упомянул о важнейшей роли иностранной рабочей силы в ожидаемом росте валового внутреннего продукта. При этом, именно в 2023 году был достигнут наивысший уровень работников, приехавших из-за рубежа, а в будущем лимит, вероятно, будет увеличен ещё больше.

     По данным Японского агентства по международному сотрудничеству за 2022 год, к 2040 году нужды страны в иностранной рабочей силе составят не менее 6,7 млн человек, иначе не удастся добиться устойчивого прироста ВВП. Данная цифра в четыре раза превышает нынешнее количество занятых в японской экономике иммигрантов. Весной 2022 года Кисида существенно ослабил ограничения на въезд, сохранявшиеся после пандемии COVID-19, что способствовало притоку рабочих. Однако кабинет всё ещё не решается разработать последовательную и единую иммиграционную политику, интегрированную в стратегию социально-экономического развития.

     Нежелание принять нормативную базу, способствующую притоку трудовых ресурсов из-за рубежа, традиционно для политической системы Японии. В 2018 году Синдзо Абэ представил предложения к закону о контроле иммиграции, касающиеся только лишь разрешения иностранцам работать в 12 секторах, где наблюдался острый дефицит сотрудников по специальной программе для квалифицированных работников. Тогда более масштабная реформа оказалась невозможной, поскольку среди политиков, бизнесменов и общественности доминировало неприятие к «гастарбайтерам». Кроме того, среди крупных компаний распространено заблуждение, что приток иностранцев на рынок труда повысит уровень безработицы среди японцев. Хотя, на самом деле стимулирование конкуренции обычно положительно сказывается на качестве трудовых ресурсов.

     Япония долгое время в основном использовала труд иммигрантов с низким уровнем квалификации для выполнения задач, которые сами японцы делать не хотели из-за непрестижности или низкого уровня оплаты. Однако уже при Абэ была запущена программа интернатуры в технической отрасли в качестве «пробного шара» для расширения иностранного участия на рынке труда. Данный шаг стал объектом многочисленных нападок со стороны традиционалистов и ксенофобоски настроенных кругов. В итоге инициатива была реализована в максимально «забюрократизованном» виде. Современные требования подразумевают сдачу теста на профессиональную пригодность для работы в той или иной сфере, а также наличие необходимого уровня владения японским языком для общения в рамках специальности. Ранее нередки были случаи, когда интерны отправлялись обратно на родину из-за недостаточной подготовки, но сегодня более 70% выпускников трудоустраиваются в самой Японии.

Реформы, далёкие от народа

     Кисида намерен продолжать начинания предшественника, однако без резких и масштабных инноваций. В июне 2023 года правительство расширило и дополнило специальную программу для квалифицированных работников. В частности, стало возможным приглашение членов семьи, а также неограниченное число возобновлений трудового контракта. По замыслу, такая мера должна способствовать закреплению иностранных профессионалов в Японии, однако пока в месяц выдаётся всего 12-15 подобных разрешений.

     Кроме того, для низкоквалифицированных иммигрантов никаких послаблений сделано не было. Данная программа ранее уже критиковалась представителями гражданской общественности Японии как дискриминационная, поскольку фактически иностранец был вынужден отрабатывать собственное обучение без возможности сменить работодателя в течение длительного срока. Инициаторы внесения изменений предлагают облегчить процесс трансфера работника и снизить уровень обязательств.

     В настоящее время премьер-министр собирается расширить число сфер, где могут быть заняты иностранцы. Особое внимание уделяется трудоустройству студентов из других стран, обучающихся в японских учебных заведениях. Министерство юстиции также проводит экспертизу программы интернатуры для профессионалов, в том числе и в целях содействия росту качества рабочей силы в развивающихся странах для последующего приглашения в Японию. Пока нерешёнными остаются вопросы привлечения зарубежных специалистов в IT-индустрию и военно-промышленный комплекс по соображениям государственной или коммерческой тайны.

     Кабинет Кисиды по-прежнему склонен к инкрементализму в разработке решений в миграционной сфере – идеи и предложения редко соотносятся с реальным положением дел. В частности, премьер неоднократно отмечал, что обществу необходимо научиться успешно сосуществовать с иностранцами, однако избегал подобных тем в публичных выступлениях и дебатах, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. В Токио пытаются не замечать проблемы с дефицитом на рынке труда кадров любой квалификации и не открывать дискуссии об изменениях в иммиграционном законодательстве. При сохранении данной позиции, работники, прибывшие из-за рубежа, по-прежнему будут страдать от неравноценного уровня оплаты и социальных гарантий, принуждения и давления со стороны работодателей.

     Кроме того, несмотря на очевидную необходимость привлечения иностранцев, возникает вопрос о наличии достаточного уровня трудовых ресурсов на азиатском рынке. Например, традиционно в страну восходящего солнца приезжало много вьетнамцев, однако сегодня экономика СРВ находится на подъёме в силу эффективных мер руководства по постпандемийному восстановлению и новых возможностей из-за расширения зарубежных инвестиционных проектов. Японские же компании, коммерсанты или домовладельцы не готовы повышать уровень заработной платы иммигрантам, так как сами испытывают сложности из-за кризисных явлений в экономике страны. По этой причине привлекательность Японии как направления для потенциального трудоустройства резко упала.

     Тенденции социально-экономического развития в АТР свидетельствуют о том, что количество «свободных рук» резко не вырастет, а потому Токио не может бездействовать, если рассчитывает выйти на устойчивый прирост ВВП и сохранить высокий уровень жизни. Усилия логично сосредоточить на повышении привлекательности Японии для иностранцев с помощью улучшения условий работы, продления срока возможного пребывания или предоставления возможности получения постоянного вида на жительство, а также свободного перемещения членов семьи сотрудника. Важным моментом является также интеграция зарубежной рабочей силы в японское общество – преодоление предрассудков, предвзятости и дискриминации.

     Вместе с тем, пока кабинет Кисиды не выказывает намерений по кардинальному изменению иммиграционной политики и принятию обеспечивающих нормативных актов, что в итоге может ещё больше усугубить неблагоприятные явления в экономике Японии. В настоящее время квалифицированные специалисты из стран АТР предпочитают Китай или Индию, где, хотя тоже имеются свои особенности, однако условия работы в крупных проектах более перспективные и привлекательные.

minilogo

 

  


О компании Asia Risk Research Center

Asia Risk Research Center специализируется на изучении общественно-политической и торгово-экономической ситуации в Восточной Азии, предоставлении консалтинговых услуг и аналитических исследований. География наших проектов охватывает обширный регион Восточной Азии, включая Корейский полуостров (Южная и Северная Корея), Китай, государства Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Мьянма, Таиланд), Океании (Австралия, Новая Зеландия) и другие.

Главный фокус нашей работы сосредоточен на Корейском полуострове (как южной части – Республика Корея, так и северной - КНДР), однако мы также активно занимаемся вопросами, затрагивающими взаимоотношения этих государств с другими странами.