Анализ ситуации:  Сеул и Лондон нашли основания для взаимовыгодного сближения

Анализ ситуации: Сеул и Лондон нашли основания для взаимовыгодного сближения

 

     В период 21-23 ноября прошёл официальный государственный визит президента Южной Кореи Юн Сок Ёля в Великобританию, приуроченный к 140-летию установления двусторонних дипломатических отношений. В политическом плане его главным результатом стало подписание документа под названием «Соглашение Даунинг-стрит», которое предусматривает повышение уровня взаимоотношений между странами до уровня «глобального стратегического партнёрства», а также предполагает укрепление и расширение сотрудничества в таких сферах как оборона и безопасность, современные технологии, киберсфера, торговля и экономика, энергетика. Кроме того, стороны согласились взаимодействовать по ключевым геополитическим проблемам (Украина, Ближний Восток, Тайвань, КНДР) в соответствии с продвигаемой США повесткой. В экономическом плане визит принёс договорённости о сотрудничестве в области атомной и безуглеродной энергетики, новых отраслях промышленности, финансах, биотехнологиях и ВПК, что выразилось в подписании свыше 30 меморандумов о взаимопонимании (MOU).

Программа и фон визита

     Поездка Юн Сок Ёля в Лондон состоялась по приглашению короля Карла III, носила характер государственного визита и была приурочена к 140-летнему юбилею установления дипломатических отношений между двумя странами, в связи с чем прошла с повышенными почестями. В рамках программы пребывания в Великобритании глава РК был принят королём Карлом III (обед и ужин), выступил с речью в парламенте (на английском языке), провёл встречу с британским премьер-министром Риши Сунаком, а также принял участие в двустороннем бизнес-форуме. До Юн Сок Ёля официальные государственные визиты на Туманный Альбион совершали президенты Пак Кын Хе (2013 г.) и Но Му Хён (2004 г.).

     Накануне своего приезда Юн дал интервью местной газете «The Telegraph». В нём он выразил мнение, что наблюдаемое сближение России и КНДР не совпадает с национальными интересами Китая. Лидер РК отметил, что возможное сотрудничество между Москвой, Пхеньяном и Пекином не пойдёт на пользу международной репутации и статусу последнего. В этой связи, он призвал КНР сыграть свою конструктивную роль в укреплении свободы, мира и процветания региона Северо-Восточной Азии, заявляя о стремлении властей Р. Корея к здоровым и зрелым отношениям с Китаем, основанным на принципах уважения и взаимности.

     Юн Сок Ёль также отметил, что предполагаемые поставки Северной Кореей оружия РФ затягивают конфликт на Украине и приводят к увеличению количества жертв, а возможная военно-техническая помощь КНДР со стороны России увеличивает риски национальной безопасности РК и региональной стабильности.

Главный политический итог – «Соглашение Даунинг-стрит»

     В официально-дипломатическом отношении главным результатом стало «Соглашение Даунинг-стрит», подписанное после окончания переговоров президента Южной Кореи Юн Сок Ёля и премьер-министра Великобритании Риши Сунака. Документ состоит из 13 пунктов и 45 задач и не имеет политически обязывающего характера, однако предусматривает повышение уровня двусторонних взаимоотношений до «глобального стратегического партнёрства».

     Его основные тезисы:

- укрепление и расширение сотрудничества в области обороны и безопасности, науки и технологий, торговли и энергетической безопасности;

- достигнута договорённость о создании механизма диалога в формате «2+2» (главы МИД и министерства обороны), что призвано повысить эффективность решения региональных и глобальных проблем, с которыми сталкиваются страны;

- разработка MOU, направленного на создание всеобъемлющей институциональной основы для углубления кооперации в сфере обороны, расширения оперативного взаимодействия между вооружёнными силами двух государств посредством совместных учений;

- призыв к совместному патрулированию в интересах обеспечения соблюдения международных санкций в отношении КНДР;

- осуждение развития ракетно-ядерных программ Пхеньяна, которые обозначены как серьёзная угроза международному миру и безопасности;

- заявление о непринятии «всех форм поставок оружия и связанного с этим военного сотрудничества» между Россией и Северной Кореей;

- осуждение террористических атак ХАМАС на Израиль;

- несогласие с попытками в одностороннем формате изменить статус-кво в Тайваньском проливе и в Южно-Китайском море;

- декларация намерения укреплять взаимодействие в области повышения осведомлённости о нарушениях прав человека в КНДР;

- подписание нескольких партнёрских соглашений и MOU в области цифровых технологий, полупроводниковой и космической промышленности;

- создание Стратегического партнёрства в киберпространстве для более эффективного противодействия и сдерживания киберугроз;

- согласие углубить сотрудничество в плане ответственного использования искусственного интеллекта и иных технологий в военной сфере;

- договорённость о начале переговоров по обновлению соглашения о свободной торговле (FTA) с тем, чтобы оно отражало значимость устойчивости цепочки поставок, цифровой экономики и энергетического сотрудничества;

- согласован вопрос организации к концу года двустороннего диалога о повышении устойчивости критически важных цепочек поставок (включают в себя материалы, компоненты, оборудование передовых технологий, значимая медицинская продукция, энергетика, стратегические минеральные ресурсы);

- договорённость о совместной работе двух стран в интересах обеспечения устойчивого будущего, в т.ч. посредством подписания корейско-британского Партнёрства в области чистой энергии; оно предполагает обмен опытом и сотрудничество в таких направлениях как прибрежная ветрогенерация и атомная энергетика (подписаны соответствующие MOU) как в двустороннем формате, так и на территории третьих стран;

- на основе меморандума о сотрудничестве в области атомной энергетики РК и Великобритания намерены укреплять цепочку поставок ядерного топлива, обеспечивать соблюдение режима нераспространения, совместными усилиями реализовывать проекты строительства крупных АЭС и малых модульных реакторов, в т.ч. в третьих странах;

- создание совместной рабочей группы по критическому минеральному сырью (CMJWG), которая займётся проработкой MOU, нацеленного на расширение сотрудничества в области исследований и инноваций, а также стимулирования партнёрства между бизнесом, промышленными кругами и академическими учреждениями двух стран;

- согласование вопроса активизации гуманитарных и культурных обменов – увеличение в пять раз, до 5000 человек.

     Во время своего выступления в парламенте Юн Сок Ёль пообещал углубить глобальное стратегическое партнёрство между двумя странами на основе «Соглашения Даунинг-стрит». В качестве главных геополитических рисков, с которыми сталкиваются оба государства, были названы конфликт на Украине, кризис на Ближнем Востоке и ядерная угроза со стороны КНДР. Подчёркнута необходимость проявления солидарности в реагировании на них в интересах построения свободного и открытого миропорядка. Президент РК пообещал, что Сеул и Лондон будут едины в борьбе с незаконной агрессией и провокациями, а также будут поддерживать установленные нормы и международный порядок в целях укрепления политической и экономической безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.

     Юн также выразил надежду на расширение сотрудничества в области цифровых технологий, искусственного интеллекта, кибербезопасности, атомной энергетики, обороны, космоса, полупроводников, «зелёной» энергетики.

     Кроме того, глава РК вспомнил, что Великобритания направила 80 тыс. своих солдат для участия в Корейской войне (второй по величине иностранный воинский контингент), из которых свыше 1000 погибли.

   Анализируя политические итоги визита следует отметить продемонстрированное ключевыми союзниками США на Западе (Великобритания) и Востоке (Р. Корея) единство по ключевым глобальным проблемам (Украина, Ближний Восток, Тайвань, КНДР), которое полностью укладывается в продвигаемую Вашингтоном повестку. Можно говорить о дальнейшей реализации концепции консолидации вокруг США стран, «разделяющих демократические ценности», под лозунгом «укрепления и поддержания миропорядка, основанного на правилах», что, в свою очередь, ведёт к усугублению ситуации формирования блокового противостояния (США и союзники с одной стороны, Россия, Китай, Иран, КНДР и ряд других стран с другой). Сеул и Лондон заявили о готовности к совместному реагированию на глобальные кризисы, такие как ситуация на Украине, в Индо-Тихоокеанском регионе и на Ближнем Востоке. Помимо этого, следует ожидать активизации взаимодействия РК и Великобритании в многосторонних форматах – СБ ООН, G20, G7 и др.

     Обращает на себя внимание анонсированное углубление сотрудничества в области безопасности. Помимо аспекта оборонной промышленности и ВТС (о нём будет отдельно сказано ниже) оно предполагает, прежде всего, расширение масштабов совместных учений, содействие совместному патрулированию и мониторингу обстановки в морских районах, прилегающих к Корейскому полуострову, а также в Восточно-Китайском море в интересах обеспечения исполнения резолюций СБ ООН в отношении Северной Кореи. В последнем также задействованы силы США, Японии, Канады, Франции, Австралии и Новой Зеландии.

     Что касается совместных учений, то здесь можно рассчитывать на участие различных подразделений ВВС, ВМС Южной Кореи и Великобритании как в двусторонних, так и многосторонних манёврах (в т.ч. под эгидой НАТО), призванных повысить оперативное взаимодействие, совместимость и слаженность вовлечённых в них стран-союзников США в Индо-Тихоокеанском регионе и членов НАТО.

     Заключение двумя странами Стратегического партнёрства в киберсфере рассматривается в качестве элемента взятого Сеулом и Вашингтоном курса на усиление давления на Пхеньян в киберпространстве с целью лишения или существенного ограничения последнему каналов и возможностей «заработка» необходимых валютных средств (противодействие нелегальной деятельности КНДР, борьба с кибератаками, незаконными операциями с криптовалютой, торговлей оружием). Здесь же присутствует фактор общего противодействия активности Китая и России в киберпространстве. Кроме того, дальнейшее развитие сотрудничества в данной области может открыть возможности для присоединения Р. Корея (в той или иной форме) к разведывательному альянсу Five Eyes, куда входят США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

     Говоря об аспекте безопасности (в данном случае экономической), также необходимо указать на участие Южной Кореи и Великобритании в статусе партнёров в американской инициативе Mineral Security Partnership (MSP), направленной на диверсификацию и создание подконтрольных США устойчивых цепочек поставок ключевых ресурсов и полезных ископаемых, используемых в передовых отраслях промышленности, таких как полупроводники, аккумуляторные батареи, «зелёная» энергетика и пр.

Экономическая повестка: энергетика, технологии, финансы

     22 ноября состоялся двусторонний бизнес-форум, в работе которого приняли участие представители порядка 200 компаний (в т.ч. главы Samsung Electronics, Hyundai Motor Group, LG Group, Lotte Group, LS Group, Hanwha Group, Hyosung Group, а со стороны британцев руководители Arm, Standard Chartered, Rio Tinto, Corio Generation и др.) и ведомств (KITA, FKI и др.), а также сам лидер РК.

     На его площадке подписан 31 меморандум о взаимопонимании (MOU), предусматривающий расширение сотрудничества в экономической и технологической сферах, включая энергетику, новые отрасли промышленности, ИИ и цифровые технологии, полупроводники, строительство, оборону, космос, финансы и биотехнологии.

     В их числе пять соглашений в области чистой энергетики:

- GS Caltex с Mura Technology и KBR о сотрудничестве в проектировании и оптимизации работы установки пиролиза пластиковых отходов;

- Hyosung Heavy Industries подписала с Verdant Bidco контракт на поставку аккумуляторных систем хранения энергии (ESS);

- KEPCO заключила с британскими энергетическими компаниями и Управлением по атомной энергии деловое соглашение о сотрудничестве в проектировании новых крупных атомных электростанций, а её «дочки» KEPCO Nuclear Fuel и KEPCO E&C соглашения о сотрудничестве в проекте новой британской АЭС.

     Общая стоимость соглашений, заключённых корейскими компаниями (GS Caltex, Hyosung Heavy Industries, Kyung Dong Navien и Hanwha Aerospace) на полях форума, оценивается в 270 млрд вон (208 млн долл.).

     На правительственном уровне подписано шесть MOU (полупроводники, атомная энергетика и ветрогенерация, оборонная промышленность, космос и спутники, цепочки поставок), включая документ о внесении изменений в двустороннее соглашение о свободной торговле (FTA).

     Министерство внешней торговли, промышленности и энергетики Р. Корея заключило «Партнёрство в области чистой энергии» (Clean Energy Partnership), предусматривающее расширение двустороннего взаимодействия в секторах безуглеродной энергетики, таких как прибрежная ветрогенерация, АЭС и водород. Также стороны согласились углубить свои связи в разработке современных атомных реакторов и наладить канал для диалога высокого уровня для ежегодного обсуждения повестки углеродной нейтральности. Оно рассматривается в качестве основы для развития на взаимовыгодной основе двусторонней кооперации в области экологически чистых энергетических технологий и средства достижения углеродной нейтральности.

     В частности, в ходе визита Юн Сок Ёля Сеул и Лондон достигли договорённости о продолжении переговоров относительно участия корейской стороны в планируемом англичанами проекте строительства новых АЭС. Последний представляет для корейцев значительный интерес в плане перспектив выхода на европейский рынок атомной энергетики в соответствии с принятой властями РК стратегией развития национальной атомной промышленности, предусматривающей в т.ч. активное расширение экспортной составляющей. В этой связи, двусторонние соглашения (пусть и уровня MOU) призваны заложить основу для возобновления переговоров по данной теме после неудачи РК с получением подряда на АЭС «Мурсайд» в 2019 году.

     Известно, что Великобритания планирует к 2050 году увеличить долю атомной генерации в общем объёме производства электроэнергии с 15% (2020 г.) до 25%. В интересах укрепления собственной энергетической безопасности рассматривается возможность строительства к указанному сроку до восьми новых АЭС мощностью до 24 ГВт, которые видятся корейской стороной в качестве «лакомого кусочка». Однако, здесь же следует отметить, что соответствующие проекты находятся ещё на ранней стадии проработки.

     Судя по характеру отдельных соглашений в области атомной энергетики, Р. Корея и Великобритания также изучают возможности развития сотрудничества в плане реализации совместных проектов на территории третьих стран. На это указывает тот факт, что они охватывают полный жизненный цикл АЭС. Здесь Сеул и Лондон могут достичь успеха за счёт использования сильных сторон друг друга – строительство объектов и производство оборудования (РК), безопасность, вывод ядерных объектов из эксплуатации, ядерное топливо (Великобритания). Прослеживаются положительные перспективы кооперации и по такому направлению как малые модульные реакторы (SMR).

     Кроме того, британские энергетические компании Corio Generation и BP заявили о планах инвестировать 1,5 триллиона вон (1,16 млрд долл.) в реализацию проектов строительства прибрежных ветроэнергетических объектов в южных районах РК. Так, Corio намерена форсировать работы по созданию восьми ветряных электростанций в Пусане, Ульсане и провинции Южная Чолла общей мощностью 2,9 ГВт. BP, в свою очередь, вложит средства в развитие прибрежной ветрогенерации на юге Корейского полуострова, а также в сектор новых и возобновляемых источников энергии. Предполагается, что эти инвестиции будут способствовать оживлению местной экономики и созданию новых рабочих мест за счёт привлечения к их освоению корейских компаний-производителей оборудования и материалов (башенные конструкции, турбины, генераторы, силовые кабели и пр.). В свою очередь, южнокорейский бизнес также объявил о намерении вложить 21 млрд фунтов-стерлингов (26,17 млрд долларов) в возобновляемые источники энергии и инфраструктурные проекты на территории Великобритании.

     Ещё одним перспективным направлением сотрудничества Сеула и Лондона в области энергетики выступает водород. Здесь предполагается обмен знаниями и наработками в области планирования и разработки политики водородной экономики и энергетики, налаживание технического и технологического сотрудничества по производству водорода и топливных элементов, совместное развитие необходимой инфраструктуры. В частности, в качестве перспективных направлений взаимодействия можно выделить: производство водорода энергоэффективным методом электролиза, технологии его транспортировки и хранения, базовое промышленное оборудование, высокотехнологичные материалы, эффективные системы топливных элементов и батарей. Поскольку РК располагает конкурентными технологиями и преимуществами в области водородных топливных элементов, водородного транспорта и сопутствующей инфраструктуры, то рынок Великобритании рассматривается корейскими компаниями в качестве заслуживающего внимания, в т.ч. в плане плацдарма для последующего выхода на рынок Европы.

     В числе прочих приоритетных направлений экономического и технологического взаимодействия двух стран следует обозначить полупроводники, поскольку в данной отрасли присутствует взаимный интерес к укреплению глобальной цепочки поставок. Кроме того, есть информация о заинтересованности Samsung Electronics в приобретении британской фирмы-разработчика чипов (дизайн и проектирование архитектуры чипов для портативных и мобильных устройств) и программного обеспечения Arm, что позволит южнокорейскому концерну укрепить свои позиции в сегменте рынка полупроводников, не связанных с чипами памяти.

     Присутствуют признаки, указывающие на развитие связей и сотрудничества в финансовой сфере. Так, во время визита Юн Сок Ёля Shinhan Bank подписал с министерством по делам бизнеса и торговли Великобритании соглашение об инвестициях в инфраструктуру и ESG-проекты объёмом 1 млрд фунтов-стерлингов (1,25 млрд долл.). Предполагается, что в рамках сделки банк РК совместно с финансовыми структурами британского правительства будет в течение следующих пяти лет оказывать меры финансовой поддержки ESG-проектам на территории Великобритании. К сотрудничеству также планируется привлечь дочерние компании Shinhan Financial Group – Shinhan Asset Management, Shinhan Life Insurance, Shinhan Securities, что позволит в будущем обеспечить дополнительный объём инвестиций в 1 млрд фунтов-стерлингов. Курировать процесс кооперации будут совместный комитет и консультативный совет. Таким образом, путём укрепления взаимодействия с правительством Великобритании в финансовой сфере Shinhan Bank стремится расширить своё присутствие на рынке Европы, Ближнего Востока и Африки, использовав Лондон в качестве плацдарма для этого, а также диверсифицировать бизнес-портфель.

     В целом необходимо отметить, что достигнутые Сеулом и Лондоном экономические договорённости характеризуются значительным уровнем взаимной выгоды и совпадения интересов (это актуально практически по всем направлениям), что должно положительно отразиться на их реализуемости. Кроме того, они укладываются в текущие условия геополитической обстановки в мире и проводимый западными странами курс на переформатирование и создание собственных независимых и закрытых для «недемократических стран» цепочек поставок и технологий.

Космос, снаряды и техника

     Что касается вопросов сотрудничества Южной Кореи и Великобритании в сфере оборонной промышленности, то здесь следует выделить подписание в ходе визита Юн Сок Ёля в Лондон южнокорейскими Hanwha Aerospace и Korea Aerospace Industries пяти MOU.

     В частности, Hanwha Aerospace, выпускающая САУ К-9 Thunder (один из основных экспортных продуктов корейского ВПК), заключила с BAE Systems (давний стратегический партнёр британского министерства обороны) соглашение стоимостью 175,9 млрд вон (135,4 млн долл.) на поставку модульной системы заряжания (MCS) для 155-мм артиллерийских снарядов. Данная сделка стала для корейцев первой в своём роде с участием члена НАТО. Помимо этого, Hanwha Aerospace подписала меморандум с Babcock International Group, предусматривающий изучение сторонами возможностей для двустороннего взаимодействия по широкому спектру направлений на глобальном рынке – судостроение, аэрокосмическая отрасль, связь и пр.

     В свою очередь, MBDA (ведущий европейский разработчик ракетных систем) и KAI достигли договорённости об изучении новых возможностей для интеграции оружейных комплексов MBDA (таких как ракеты Meteor, SPEAR, ASRAAM, Brimstone) на авиационных платформах KAI (самолёты KF-21 и FA-50) и их экспорта.

     Как представляется, посредством укрепления партнёрских связей с Лондоном в области оборонно-промышленного комплекса Сеул стремится расширить свои позиции на мировом рынке вооружений, а также зайти и закрепиться на высококонкурентном европейском. Более того, сделку между Hanwha Aerospace и BAE Systems можно рассматривать в качестве шага к повышению совместимости систем вооружений РК и стран НАТО – т.е. налицо развитие процесса интеграции ВПК Южной Кореи и Североатлантического альянса, который активизируется в условиях формируемого в мире блокового противостояния и ситуации на Украине.

     Кроме того, южнокорейская сторона имеет виды на получение от Великобритании крупного контракта (оценивается в 905 млн долларов) на поставку самоходных артиллерийских установок в рамках соответствующего проекта Mobile Fires Platform (MFP) британских властей, предусматривающего замену основной САУ AS-90. Для этого, Hanwha Aerospace предлагает свою новейшую модель САУ К9А2, отличающуюся повышенной скорострельностью (свыше 9 выстрелов в минуту) за счёт полностью автоматизированной системы заряжания, высокой проходимостью, низкими параметрами шума и вибрации (благодаря композитным резиновым гусеницам). Более того, оборонная компания готова адаптировать её под требования программы MFP. О степени серьёзности планов Hanwha Aerospace на европейском рынке говорит проект строительства на территории Польши завода по выпуску военной бронетехники.

     Кооперация с британцами в области авиационной техники призвана существенно расширить боевые возможности корейских самолётов KF-21 (текущая версия не способна наносить удары по наземным целям) и FA-50, что в т.ч. должно способствовать повышению их экспортного потенциала и конкурентоспособности на региональном и мировом рынках вооружений.

     Также известно, что KAI, занимающаяся разработками и реализацией перспективных проектов создания улучшенной версии авиационного комплекса KF-21 Block-III и корейского истребителя 6-го поколения, изучает возможность своего участия в многостороннем проекте «Global Combat Air Programme» (GCAP, Великобритания, Япония, Италия), предполагающем создание истребителя шестого поколения. Участие в нём позволит РК сократить сроки разработки и снизить риски по собственным проектам.

Итог: обе стороны остались довольны

     Поездка Юн Сок Ёля в Лондон стала для нынешней администрации Южной Кореи важным и продуктивным событием. Стороны подчеркнули очевидную заинтересованность друг в друге. РК стремится активно продвигать свои интересы и новые сферы экономики в Европе, где британский рынок весьма привлекателен. Со своей стороны после выхода из ЕС Великобритания заинтересована в активизации связей со странами Азии, где Корея выглядит практически идеальным партнёром, с которым нет особых противоречий и споров.

     Кроме того, строгая ориентация нынешних властей двух стран на США гарантирует им полное взаимопонимание в таких сферах как ВПК, безопасность, атомная энергетика, цепочки поставок, передовые технологии и по иным стратегически важным направлениям. Этот взаимный интерес и нашёл отражение в большом количестве подписанных экономических соглашений и контрактов, а также в значимом с внешнеполитической точки зрения «Соглашении Даунинг-стрит».

Автор: Павел Черкашин

Примечание:

Данная статья является отражением личных взглядов автора и может отличаться от точки зрения ARRC.

minilogo

 

  


О компании Asia Risk Research Center

Asia Risk Research Center специализируется на изучении общественно-политической и торгово-экономической ситуации в Восточной Азии, предоставлении консалтинговых услуг и аналитических исследований. География наших проектов охватывает обширный регион Восточной Азии, включая Корейский полуостров (Южная и Северная Корея), Китай, государства Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Мьянма, Таиланд), Океании (Австралия, Новая Зеландия) и другие.

Главный фокус нашей работы сосредоточен на Корейском полуострове (как южной части – Республика Корея, так и северной - КНДР), однако мы также активно занимаемся вопросами, затрагивающими взаимоотношения этих государств с другими странами.